Заболевания
Во многих семьях стало хорошей привычкой начинать утро с зарядки. В «строй» занимающихся гимнастикой становятся дети и родители. В комнате открывают форточки, включают радио, и начинается...
What diseases can we have? All kinds of diseases, and, of course, every age has its own disease. Tonsillitis and sclerosis, measles and heart attack... One would think what is comm...

Программа борьбы со СПИДом

Программа борьбы со СПИДомСПИД — «Чума XX века» (первая вирусная инфекция не с локальными очагами, а с пандемией), охватившая к 1981 году 124 страны мира. В настоящее время СПИД стал ведущей темой, привлекающей внимание медицинской науки и практического здравоохранения всех стран мира в связи с быстрым распространением инфекции, не знав­шей аналогов среди других инфекционных заболеваний.

Первое сообщение о неизвестной болезни было опуб­ликовано в 1980 году в США. Через год эта же болезнь была зарегистрирована в Западной Европе.

Наблюдение за эпидемиологией позволили обосно­вать гипотезу о существовании ранее неизвестного ин­фекционного агента, характеризуемого одновременно инфекционными, онкогенными и иммунодепрессивными свойствами.

В 1983 г. независимо друг от друга Л. Монтанье (Фран­ция) и Р. Галло (США) выделили Т-лимфотропный ретровирус от больного с лимфоаденопатией, названный перво­начально «вирус, ассоциированный с лимфоаденопатией». Позже были получены аналогичные вирусы и антитела к вирусу от больных СПИДом. Вирус был обозначен МТУ и отличался от вирусов НТУ-I и НТУ-II, выделенных от боль­ных лейкозом с выраженными инфекционными онкогенными и иммунодепрессивными свойствами. Говорилось о лабораторном происхождении вируса, селекционирован­ного в качестве бактериологического оружия, однако ма­ловероятна разработка бакоружия, которым трудно зара­жать людей и эффекта, от применения которого нужно ждать несколько лет.

Более аргументированы теории естественного проис­хождения вируса. После его выделения у африканских зе­леных мартышек и других приматов и определения склон­ности вируса к мутации возникло предположение, что «обе­зьяний» вирус путем отрицательной мутации мог транс­портироваться в возбудителя СПИДа. Предполагается, что из Африки вирус был перенесен на Гаити и оттуда — в США. Этому способствовала массовая закупка фирмами США дешевой донорской крови в странах Африки. Рост проституции и наркомании также способствовал распрос­транению вируса МТУ.

По данным ВОЗ, на март 1988 г. в 133 странах зареги­стрировано 131433 случая заболевания, однако реальная цифра больных составляет 150 тыс. Эксперты ВОЗ счи­тают, что сейчас насчитывается от 5 до 10 млн. человек зараженных ВИЧ. К 1991 г. примерно 1 млн. из них забо­леет СПИДом. Наблюдения показали, что число регистри­руемых больных и вирусоносителей СПИДа постоянно увеличивается.

В среднем через каждые 8–10 часов число больных удваивается!

Такова ситуация в мире на сегодняшний день. Россия не составляет в ней исключения.

По данным американского проф. Дж. Груммана, в нашей стране даже существуют более благоприятные ус­ловия для распространения СПИДа, чем во многих аф­риканских странах, хотя наши ученые не настроены столь пессимистично, видимо, подобная уг­роза и заставила создать у нас Ассоциацию по борьбе со СПИДом.

Что же представляет собой СПИД в аспекте будущего выживания человеческой расы?

По всем имеющимся данным, он претендует стать уни­версальной патологией, поражающей все ткани организма и не знающей государственных, расовых, возрастных и половых ограничений, следовательно, представляет реаль­ную угрозу существованию человечества.

Ни одно заболевание, а тем более СПИД, нельзя рас­сматривать изолированно, вне экологической ситуации, в которой оно развертывается вне экологических связей организма, а также филогенетического анализа его гено­фонда.

На основании имеющихся уже в медицинской науке данных постараемся уяснить себе патогенез заболевания для возможного выяснения его истинных этиологических факторов (причин). Возможно, мы сумеем ликвидировать нависшую над человеческим родом угрозу, ликвидировав эти факторы — причины возникновения СПИДа.

Итак, возбудитель СПИДа обладает специфическим тропизмом к Т4-лимфоцитам (Т-хелперы), что ведет к гибели лимфоцитов, а не их пролиферации (в отличие от других Т-лимфоцитарных вирусов). В то же время за­фиксирован процесс активной продукции Т-клетками вируса без видимых цитопатических изменений — за­медленное действие вируса. Имеет место также избы­точный выброс гуморальных факторов, которые активи­руют В-лимфоцитарную систему, в результате наступает гиперпродукция иммуноглобулинов. Так образуется по­рочный круг: дефицит лейкоцитов, нарушение им­мунитета и гиперпродукция гуморальных его компонен­тов, в конечном счете, также истощающая возможности иммунитета.

Наступает также дефект системы моноцитов — теря­ется их способность к хемотаксису, фитотаксическая ак­тивность, способность к продукции интерферона I.

В крови повышается уровень альфа-интерферона, но понижается способность лейкоцитов реагировать на его воздействие.

Перечисленных нарушений достаточно, чтобы организм стал легко уязвим даже для условно патогенной микро­флоры. Происходит активизация как эндогенной микро­флоры (вирус герпеса, грибки СапсПс1а), так и экзоген­ных бактерий. Вследствие онкогенной активности вируса более чем у 1/3 больных развиваются онкогенные пораже­ния кожи в виде саркомы Капоши.

Итак, из дефектов иммунитета отметим количествен­ное снижение и качественные дефекты Т-лимфоцитов, увеличение спонтанной продукции иммуноглобулинов, дефект антиген-специфического ответа, дефект лейкоген-ного ответа Т-клеточных структур, уменьшение цитотак-сической активности, снижение способности отвечать про­дукцией антител на новый антиген, нарушение функции моноцитов, появление антилимфоцитарных антител, суп-рессорных факторов. Все это приводит к синдрому приоб­ретенного иммунодефицита, узловым моментом в котором является Т-хелперный дефицит и функциональная неспо­собность Т-лимфоцитов стимулировать В-лимфоциты, т.е. организм становится беззащитным к аг­рессивным факторам внешней и внутренней среды. Раз­виваются инфекция или опухолевый процесс, угрожающие жизни. На этом иммунологическом фоне характерна акти­визация дремлющей инфекции — туберкулез, глубокие микозы, пиодермия, то есть весьма часто подобные про­цессы предшествуют заболеванию. СПИД возникает на фоне уже истощенного (предварительно-избыточного и извращенного иммунитета). Возникают характерные пнев­монии, лимфоаденопатии, не выявленная лихорадка. Все патологические процессы торпидны, резистентны к анти­биотикам и сульфаниламидным препаратам. Поражения желудочно-ки­шечного тракта характерны как диаррейный синдром и ис­тощение. Возникают менингиты, нередки изнуряющая лихорадка и сепсис, приводящие к гибели. Особенно час­ты всевозможные пиодермии (стрепто- и стафилодермии), новообразования, резистентные к цитостатическим препа­ратам, аллергические проявления в виде крапивницы с персистирующими высыпаниями.

В настоящее время выработаны достаточно надежные диагностические тесты, позволяющие выявлять как боль­ных, так и носителей вируса. Однако, как указывают авто­ры учебного пособия «СПИД. Проблемы лечения и про­филактики» Л. Д. Тищенко, Г. К. Гагаев, А. Б. Сомов, лечение больных СПИДом остается нерешенной проблемой из-за отсутствия эффективных этиотропных средств.

Возникает вопрос: как могут какие-либо этиотроп-ные средства вылечить это заболевание? Как? Уничтоже­нием вируса? А как же сопровождающие биоцидные эф­фекты этих препаратов на фоне истощенного иммуните­та? Ведь химиотерапия, идя с фанатичным упорством на войну против микробов синтезом все новых «химических пуль», поражающих якобы «микробную мишень» (П. Эрлих), создала такой порочный арсенал этого самого хи­мического оружия против всевозможной микрофлоры, активнейшее применение которого и привело в конеч­ном итоге вместе с химическим загрязнением среды к иммунологической несостоятельности иммунофонда че­ловечества. Актом, увенчивающим эту войну человека с собственным организмом, и явился синдром приобретен­ного иммунодефицита.

Кем и когда приобретенного? Человеком и человече­ством в историческом процессе нарушения экологических связей организма со средой обитания, с экосферой.

Есть ли смысл искать новый химический препарат про­тив мутированного природного вируса при полнейшей им­мунологической несостоятельности макроорганизма? Ведь мутации вирусов бесконечны. В отличие от них человечес­кий организм стабилен и обладает системами саморегуля­ции и самокоррекции, обеспечивающими гомеостаз. И од­ной из этих систем и является иммунная система, конеч­но, не изолированная, а находящаяся во взаимосвязях (об­ратных связях) с нейрогуморальной и эндокринной систе­мами саморегуляции, в свою очередь, находящимися в мно­госторонних связях с системами пищеварения, дыхания, выделения.

Где же путь к ликвидации необратимых нарушений иммунитета, спровоцированных мутированным «обезьянь­им» вирусом?

Ведь заболевание проявляет однозначную тенденцию к росту. Это не эпидемия оспы или чумы, которые, пора­жая отдельные, пусть очень большие человеческие контингенты, ликвидируются каким-либо способом (гигиени­ческие мероприятия, предохранительные прививки, хими­отерапия). Все это пройденные этапы. Теперь лекарства и профилактические прививки не могут помочь, потому что именно этим способом мы нарушили иммунный фонд че­ловечества, потому что нарушена святая святых организ­ма — это способность охранять себя, свою физическую индивидуальность.

Каким же путем шел человеческий вид к системному нарушению соединительной ткани, ее уязвимости, невоз­можности самоотрегулироваться и уничтожать чужеродные структуры?

Очевидно, проблема СПИДа неотделима от проблемы коллагенозов, возникновения их как системной деструк­ции соединительной ткани, лечения поколениями имму-нодепрессантов (гормональных и негормональных) с растущей биологической агрессивностью, кстати, лечения безус­пешного.

Однако проблема и СПИДа, и коллагенозов уходит своими корнями в экологическое прошлое человечества, к той экологической катастрофе в истории человеческого вида, когда в результате изменения климата на земном шаре и оледенения огромных пространств были практически уничтожены запасы естественной пищи человека — пло­дов и орехов.

Люди вынужденно обратились к мясоедению, что в тех условиях, очевидно, было равно людоедству, настолько нефизиологичным и неэтичным был этот продукт для пло­доядного человека

Но, покрыв огромные пространства, толстым слоем льда, уничтожив многие биологические виды (мамонты и др.), этот катаклизм все же не сумел погубить человека, который изменил свои природные, физиологические, пи­щевые продукты с растительных на животные.

Началось нарушение одной из важнейших экологичес­ких связей человека — трофические цепи извратились упот­реблением в пищу животного белка, чужеродного челове­ческому организму по структуре и потому агрессивного, вызывающего микродеструкцию соединительной ткани организма. Пероральный его прием не избавляет от этой опасности, т.к. известно, что около 40% животных белков, принятых с пищей, всасываются в тонком кишечнике на уровне молекул. Всасываясь в кровь, они направляются, прежде всего, в печень — иммунокомпетентный орган. Чужеродная белковая структура в крови — это уже анти­генный вызов организму, за которым неминуем тканевый ответ — синтез антител.

Повторные, систематические и нецелесообразные (на пищевые раздражители) иммунные ответы на вторжение чужеродной белковой структуры на протяже­нии жизни индивидуума (онтогенез) и на протяжении биологической истории вида (филогенез) не могут не расстроить систему соединительной ткани, ее иммунных ответов, не истощить иммунную систему (избыточный иммуно­генез), не нарушить возможность ее самокоррекции — единственно реальную возможность излечения любого нарушения организма.

Эпоха технической цивилизации нанесла экологи­ческой нише человека непоправимый урон, она сделала ее неспособной к самовосстановлению, т.к. была сопря­жена с чрезмерным техногенным загрязнением экосис­темы, исчерпанием ее биосферных ресурсов и значитель­ным уменьшением видового разнообразия, что ограни­чивает восстановление системы за счет взаимодействия в биоценозе.

Подобная пессимизация экологической ниши самым прямым образом сказывается на качестве организмов ее обитателей. Но человек усугубляет свою экологическую ситуацию тем, что нарушает физиологические закономер­ности питания и лечения, т.е. коррекции собственной саморегулирующейся системы (живые организмы — откры­тые системы, обменивающиеся со средой веществом и энергией).

Употребляя в пищу продукты, денатурированные теп­ловой и другими видами обработки, человек прежде все­го обрекает себя на энергетически бедную, лишенную световых калорий (имеющих биологический смысл) энтропийную пищу: при тепловой обработке нарушается нативная структура продукта — носитель биологической энергии. Далее: употребление в пищу животного белка разрушает иммунную систему, благодаря избыточному им­муногенезу, а также вызывая в кишечнике процессы гни­ения и затем интоксикацию тканей трупными ядами (путресцин, кадаверин, птомаины, индол, скатол). Конечным же продуктом обмена животных белков являются трудновыводимые из организма азотистые соединения в виде мочевой кислоты, которая также вызывает системную де­струкцию соединительной ткани организма и желез внут­ренней секреции. За нарушением физиологического пи­тания следуют болезни, в том числе инфекцион­ные. Патологический процесс — это, прежде всего нару­шение обмена веществ и только потом его проявление в виде болезней.

Инфекционные заболевания лечим химиотерапией (той самой «волшебной пулей» П. Эрлиха — химика), ан­тибиотиками, или прививками, т.е. введением антиген­ного материала (чужеродный белок), или иммунного ма­териала — антител. Все эти акции ведут к дальнейшему истощению иммунной системы, заставляя ее работать в навязанном ей чужеродном режиме, но отнюдь не спо­собствуют, не создают условий для реализации воз­можностей системы к саморегуляции. Не выводя патоло­гическую информацию (микробный агент) из организма, они только нейтрализуют ее и, оставляя в тканях, способ­ствуют накоплению дальнейшей структурной дезинфор­мации (дезинтеграции).

Прочно вошедшие в арсенал лекарственной терапии в течение последних десятилетий гормональные и негормональные иммунодепрессанты, последовавшие за ними иммуномодуляторы только извращают режим ра­боты иммунной системы, нарушая ее типологическое состояние, а следовательно, и возможности борьбы с болезнью.

Массовые профилактические прививки против ин­фекционных заболеваний, введенные повсеместно бо­лее 100 лет тому назад, значительно изменили иммун­ный фонд человечества, опять же навязав иммунной си­стеме несвойственный ей режим работы. Ликвидация эпидемических инфекционных заболеваний далась лю­дям дорогой ценой.

Была ли альтернатива химиотерапии, систематическо­му введению чужеродного антигенного материала в чело­веческий организм, непрерывному стимулированию или (затем) подавлению иммунной системы? Могло ли челове­чество быть избавлено от инфекций другими путями? В том-то и дело, что инфекционные заболевания значитель­но сократились благодаря применению только гигиеничес­ких, а не лекарственных мер. Гигиена внешней среды, во­допровод и канализация, пришедшие на смену средневе­ковой антисанитарии, качественно изменили ситуацию. Но, создав гигиену внешней среды, врачи забыли о гигиене внутренней среды. Призывая мыть руки, фрукты и овощи, введя асептику и антисептику, врачи и гигиенисты, к со­жалению, совершенно упустили из виду состояние внут­ренней среды организма и необходимость держать ее в по­стоянной чистоте.

Альтернатива массовым профилактическим привив­кам, химиотерапии инфекционных заболеваний, затем применению иммуномодуляторов лежала в гигиене внут­ренней среды организма. Чистота тканей, отсутствие в них гноеродных токсинов — гарантия здоровья и невос­приимчивости к инфекциям. Человечество, увековечив память Коха, Пастера и других инфекционистов, совер­шенно забыло гигиениста Петтенкофера, оспаривающе­го роль микроба, как возбудителя инфекционного забо­левания. Принимая внутрь микробные культуры, выделяемые его коллегами, он не заболевал. Не могло же это быть чудом. Но в технический век победил технический подход к организму: микроб и химическое оружие про­тив него, и проблема казалась решенной, тем более что результаты были налицо: специфические химиопрепараты лечили инфекционные болезни. Лечили или зале­чивали? Патологическая информация, оставаясь в орга­низме, нарушала генофонд вида. Судить об этом прихо­дится нам — потомкам. Мы ликвидировали натураль­ную оспу, и в том же году получили СПИД.

Гигиена внутренней среды, безусловно, начинается с гигиены пищи, того компонента внешней среды, который посто­янно (наряду с атмосферным воздухом и водой) стано­вится нашей внутренней средой. Понятие о чистом, т.е. негноеродном, питании было предано забвению — су­ществует оно со времени Гиппократа, Пифагора, Плато­на. Мясные продукты объявлены наиболее калорийны­ми и ценными пищевыми продуктами со времен немец­кого диетолога Фойта (60-е годы XIX в.), рассчитавшего совершенно неадекватными методами калораж пищевых продуктов, которыми мы пользуемся в современной ди­ететике. Усиленно стало развиваться мясное животно­водство, и уровень потребления животных продуктов в пище стал мерилом благополучия и цивилизованности нации. Растениеводство отошло на второй план. Фрук­ты и овощи и даже зерновые перестали рассматривать всерьез как пищу, способную дать калораж, обеспечить рост организма, физическую силу, здоровье.

Налицо самый явный пример извращенного мышле­ния, нежелание выяснить суть явлений.

Животные белки были объявлены единственными био­логически полноценными продуктами, без которых не может расти и жить человеческое существо. Многочислен­ные примеры вегетарианства и растительного сыроедения как отдельных лиц, общин, так и целых народностей — этнических изолятов хунза, тубу и др., вообще не брались в расчет и считались казуистикой. В том же ряду, разуме­ется, стояли Пифагор, Гомер, Плутарх, Сократ, Платон, Диоген, Эсхил, Сенека, Овидий; Леонардо да Винчи, Ньютон, Арно, Паскаль. Лейбниц, Жан-Жак Руссо, Бенджамин Франклин, Дидро, Вашингтон, Ламартин, Шарль Нодье, Рихард Вагнер, Эдисон, Толстой, Шоу,Ганди не говоря уже о врачах-натуропатах: С. Грехем, Г. Шелтон, Н. Уокер, А. Чейз, И. Вивини, X. Бенджамин, Ю. С. Ни­колаев, Г. Шаталова и многие другие.

Вдохновляло сокращение смертности от инфекци­онных заболеваний. Роста заболеваемости и смертности от неинфекционных заболеваний как-то не замечали. За­ставил задуматься в середине прошлого века невидан­ный рост аллергических заболеваний. Но техническая ци­вилизация быстро нашла средство: иммунодепрессанты, потом — иммуномодуляторы! Ведь у нас есть химия — неужели мы не сможем бороться с аллергическими ре­акциями?!

Мы успешно боролись с чумой, оспой, холерой; с коллагенозами, инфарктами, опухолевым ростом — безуспеш­но. Потом пришел СПИД. Чем бороться со СПИДом? В медицине есть известное понятие «эфферентная (т.е. очи­щающая) терапия». Только применяется этот метод в тер­минальных стадиях потери больным органом функций — почечной или печеночной недостаточности, и в том виде, как его применяют теперь (диализ (очищение) крови), спа­сти этот метод никого не может.

Почему нельзя эфферентную, очищающую терапию применять на самых ранних стадиях заболевания или, еще лучше, до заболевания, т.е. очищать внутреннюю среду организма (но не через кровь) у больных и не больных людей. Что такое очищение? Это прежде всего промывание полостей (кишечника — в первую очередь), это, тканевое очищение, т.е. временное воздержание от пищи с целью тканевого аутолиза патологических струк­тур организма и конечных продуктов тканевого обме­на, это очищающее питание растительными продукта­ми и сырыми соками — фруктовыми и овощными, ощелачивающими внутреннюю среду и выводящими все загрязняющие ее продукты, мешающие оптимальному процессу обмена веществ.

Какие пищевые продукты загрязняют организм? Жи­вотные белки, создающие процессы гниения в желудочно-кишечном тракте, и в качестве конечных продуктов — нерастворимые, кристаллические азотистые соединения (мочевая кислота и др.).

Растительные углеводы и жиры не обладают этим свой­ством, они не содержат азота и в качестве конечных про­дуктов обмена дают только воду и углекислый газ, легко удаляемые из организма. Они не становятся питательной средой для микробов. Ею становятся только токсины гни­ения, образующиеся при переваривании трупного матери­ала — мясных продуктов. Микробы и вирусы паразитиру­ют только в цитоплазме клеток, насыщенных токсинами. Цитоплазма здоровой, «чистой» клетки бактерицидна и убивает микробный материал. Естественная микрофлора кишечника, не подавленная гнилостной и бродильной (ус­ловия создаются при неправильном пищеварении) микро­флорой, вырабатывает витамины и биоактивные вещества, необходимые организму, синтезирует аминокислоты (в частности В12).

Но тут раздается: «Жизнь есть способ существования белковых тел...», «Нет жизни без белка!» Конечно, это так. Но почему-то мы забываем, что организм — каждый — синтезирует индивидуальные белки не из чужеродного бел­ка, который способен только сломать его собственную структуру, а из строительного материала, кирпичиков-ами­нокислот. Но, во-первых, этого материала вполне доста­точно в растениях, особенно зеленых (полноценные бел­ки), во-вторых, аминокислоты можно получать также, син­тезируя их в процессе обмена из углеводистой цепочки уг­леводов и жиров путем ее аминирования, а не путем рас­щепления белковой молекулы со всеми сопутствующими этому процессу неприятностями для организма. Вот где лежит путь к экономному использованию пластического и энергетического материала при условии, что мы не дена­турируем его тепловой и иной обработкой, т.е. пищевая промышленность производит не конфеты, компоты, кон­сервы, макароны, манную крупу, а производит сушеные фрукты, цельные крупы, сушеные овощи, а сельское хо­зяйство — в достаточном количестве фрукты, овощи, мед, орехи. Зерновые же, малообработанные или необработанные (проросшее зерно), в значительно меньшем количе­стве удовлетворяют физиологические потребности организ­ма. Такое питание не вызывает ожирения. Будучи энерге­тически полноценным, оно обеспечивает человеку высо­кий уровень работоспособности, здоровья, гарантирует правильный, пропорциональный (не избыточный - акселе­рация!) рост и здоровье детского организма, высокую ум­ственную и физическую активность, делает излишними профилактические прививки. Это — последовательный путь очищения внутренней среды организма, гигиены внутрен­ней среды, которая вместе с гигиеной внешней среды — чистая экология — поднимет возможности иммунной сис­темы, позволит ей сопротивляться инфекционным аген­там, в том числе ВИЧ.

Все остальные профилактические мероприятия соци­альной гигиены, безусловно, необходимы, однако они не­эффективны сами по себе, а только в сочетании с мерами внутренней гигиены организма.

Гомосексуалисты, наркоманы, проститутки — это толь­ко группы риска, наиболее иммунно истощенные контингенты. На самом деле неполноценность иммунной систе­мы в эпоху техногенной цивилизации и нефизиологичес­кого питания стала достоянием всего человечества.

Для преодоления СПИДа необходимо исправить этот приобретенный дефект иммунитета человека и человечес­кой популяции.

Борьба со СПИДом и его ликвидация — это не только медицинская и социальная, но и экологическая и техноло­гическая проблема, которую нужно решать в масштабе всей планеты. Для этого необходимо экологизировать пищевые навыки и потребности людей, вернуть человеку его перво­зданную растительную пищу, вернуть тем самым физичес­кое и духовное здоровье.

Путь к этому долог и труден, но начать его нужно уже сегодня.

Для этого необходимо создать широкую сеть оздо­ровительных лечебных учреждений — школ здоровья, в которых могут лечиться естественными методами (силами природы и организма без применения лекарств) контингенты больных с самыми различными заболевания­ми, а особенно дети и беременные женщины, а также оздоровляться еще не заболевшие люди (в стадии предзаболевания).

Все вместе они одновременно обучаются правильным гигиеническим, экологически адаптированным пищевым навыкам, навыкам быта и общения.

Подобные школы здоровья становятся очагами меди­цинской культуры на селе, просвещая и оздоровляя сельс­кое, а также городское население, которое предпочтитель­нее станет лечиться в небольших сельских стационарах.

Вместо концентрации больных в городах и создании в них «индустрии болезней» в виде крупных клиник мы бу­дем иметь «индустрию здоровья» и воспитание экологи­чески адаптированных потребностей и навыков в экологи­чески сохранной среде — в сельской местности, курорт­ных зонах.

Экологически ориентированное сознание, отказ от вредных привычек (курение, алкоголизм, наркомания), излечение болезней, привычка к здоровью — таковы достижения школ здоровья, находящихся в каждом селе и маленьком городе.

Этому процессу оздоровления людей будут сопутство­вать соответствующие процессы в экономике (экологиза­ция производства).

В сельском хозяйстве станут приоритетными направ­лениями растениеводство, пчеловодство. В растениевод­стве — плодоовощеводство. В полеводстве больше внима­ния можно будет уделить севообороту трав и восстановле­нию естественного плодородия земли вместо интенсивных аграрных технологий с применением пестицидов и химичес­ких удобрений с целью получения максимальных урожаев. Целые отрасли сельского хозяйства, например промыш­ленное свекловодство, табаководство, станут ненужными. Пчеловодство как одно из звеньев экологической цепи будет способствовать повышению урожайности садов и полей, восстановлению природы.

Свекла будет употребляться в пищу, а не в сахарном производстве, соответственно — сахарный тростник.

Важным компонентом пищи станут орехоплодные — полноценные источники растительного белка, намного пре­восходящего по качеству животный белок.

Экологически ориентированное сельское хозяйство будет не истощать, а обогащать почвы. Экономика обще­ства в целом будет ориентироваться на удовлетворение че­ловеческих потребностей, а не амбиций бюрократическо­го аппарата, вооружение, избыточное развитие тяжелой ин­дустрии, бездумное исчерпание энергетических ресурсов, загрязнение среды.

СПИД как болезнь пришел к нам последним в цепи заболеваний цивилизации. Уйдет он также последним, после того как мы сможем вылечить, т.е. ликвидировать экологическими, естественными методами все другие бо­лезни. Если мы не научимся этому, если медицина про­должит проторенный путь химиотерапии, люди не суме­ют выбраться из порочного круга болезней и разрушения природы — всеобщего экологического кризиса, охваты­вающего биосферу и человечество как часть биосферы Земли.
Поделиться
Написать нам